Хочу вернуть его в детдом

 Хочу вернуть его в детдом

Раздевалка детского дома. Суета. Мужчина и женщина пытаются переодеть маленького мальчика.

-Ну, вот Миша! – нервно сказала женщина. – Видишь, дети там собираются уже обедать.

Миша посмотрел на нее и, едва шевеля губами, спросил:

— Над-дя! Когда вы придете? Когда я проснусь, вы тут будете? Заберёте?

— Опять…? – сказал мужчина, наконец, застегнув сандалии. – Сегодня не получится, мы же говорили об этом уже. Мы уезжаем.

— А когда придете? – спросил мальчик.

— Надя! Поторопись! Самолет не будет ждать! – сказал мужчина и исчез в дверях.

Женщина кое-как села, не могла смотреть ребенку в глаза. Миша прижался к ней, приобнял.

— Я очень тебя люблю! – прошептал мальчик.

— Ну, Миш, что ты? Что ты…

Надя прижала Мише к себе еще крепче.

— Мы же ненадолго, Миш. Через 3 дня заберем. Как только приедем, позвоним!

— Подарок, Над-дя! Не забыли?

— Ах, да… Подарок… Конечно не забыли, — сказала Надя, и по ее щеке покатилась слеза.

— Ты чего, Надя? – сказал маленький мальчик, посмотрев на женщину. – Всего 3 дня…

— 3 дня! – взволнованно сказала женщина и подтолкнула мальчика в комнату.

Он, не хотя, медленно зашел туда, смотрел следом за женщиной.

Пришла нянечка, поставила перед ним тарелочку, налила суп.

— Вернулся, Кирилушка? Ешь!

— Всего на 3 дня. После этого меня заберут обратно!

И стал есть свой суп.

— Ага… Точно! 3 дня! – тихо прошептала нянечка и отправилась в раздевалку, где стояла женщина. И мужчина был там, привез чемодан.

— Это его вещи, — сказал он.

— Да! Это все его вещи! Накупили… Куда положить?

— Вон туда, в шкафчик, — не хотя ответила нянечка. – Оставляйте только самые необходимые вещи, остальные можете забирать.

— Нам они больше не понадобятся…– растерялся мужчина.

— А я откуда знаю? Нужно было раньше думать об этом…

Женщина открыла чемодан и стала быстро-быстро перекладывать вещи в шкафчик. Их было так много, что двери еле закрылись.

— Надь, поехали? Опаздываем!

— Да- да… Опаздываете… Летите-летите! – махнула рукой нянечка.

Они направились к дверям. Вдруг женщина обернулась.

— Нельзя было так… Вы это зря!

— Я боюсь потерять мужа. Он говорит, что… Не могу!

— Да, и про 3 дня не стоило говорить. Бедный Кирилл ждать будет. Это не по-человечески!

— Не смогли сказать… — шепотом сказал мужчина. – Мы… через 3 дня позвоним, скажем, что задерживаемся… Потом придумаем что-то.

— Ну, я же не судья. Сами знаете! Все равно его уже приняли обратно. Эх, Кирилушка…

— Он уже привык отозваться на Мишу…

— По документам его зовут Кирилл! Впрочем, какая разница? Летите уже! Опаздываете! Мой вам совет – не звоните, не травмируйте психику ребенка еще больше. Чем раньше он все поймет, тем лучше для него.

Они ушли. Не сказали больше ни слова. Не попрощались.

Нянечка вернулась обратно в комнату.

— Они уехали? – спросил мальчик.

— Да, уехали… Ты иди уже в свою комнату, скоро тихий час!

Миша так и сделал. Всю ночь пытался заснуть, но так и не получилось. Он все считал минуты, секунды… Три дня! Всего лишь три дня!

Утро. Прозвенел колокольчик. Вся группа встала, начала переодеваться, чтоб пойти позавтракать. С ним и Миша. Он отправился в раздевалку и попытался открыть дверь шкафчика…

— Миша! Ну где же ты? Сколько можно спать? – услышал он голос женщины.

— Мы тут уже заждались, — сказал мужчина.

— Но вы же… Вы же…

— Отменили все рейсы, родной!

— Да, сказали из-за погоды. Не полетим больше никуда! Без тебя… никуда! – со слезами на глазах сказала женщина и крепко обняла мальчика.

А нянечка перекладывала вещи обратно в чемодан, радостно наблюдая за этой картиной…